интервью

Бизнес VS Искусство

Точка зрения Игоря Дубового
Как вы представляете себе художника? На какой-то выставке посетителей попросили озвучить первую ассоциацию со словом «художник». И что получилось? Мужик в возрасте, худой и бородатый, в берете, заляпанный краской, эпатажный интроверт… Худой, наверное, потому что лучше быть голодным. А интроверт, потому что витает где-то в своем мире… В жизни все гораздо интереснее. Аквалерист Игорь Дубовой рисует с детства, но специального образования нет. Больше 100 тысяч подписчиков в Инстаграм со всего мира следят за его работой. Картины - в частных коллекциях в Австралии, Америке и Европе. Почему он очень разборчив, когда речь идет об участии в выставках и конкурсах, чем опасны соцсети для художника, и какая бизнес-стратегия нужна для продвижения на арт-рынке. Обо всем этом - в нашем интервью.
- В последнее время очень популярно превращать хобби в бизнес. А у тебя всё наоборот. Ты же пришел из бизнеса?

- Я стал заниматься бизнесом в начале 90-х, когда Советский Союз развалился. Работал на заводе Владимира Ильича на производстве лазеров. Зарплата копеечная. Денег не хватает. А у меня был приятель, который торговал на Арбате матрёшками. Он случайно узнал, что я рисую и предложил заработать. Посидел два вечера, расписал матрешки и получил как за месяц работы на заводе. Конечно, тут же уволился. Родители, люди советской закалки, были просто в шоке. Но когда объяснил, что за неделю зарабатываю, как за полгода на заводе, смирились.

- А что потом?

Мы с друзьями организовали завод по производству окон. Но последние 5 лет ситуация такова, что людям есть нечего. Тут не до ремонта квартиры. Рынок упал процентов на 80. Мы приняли решение закрыть завод. Сейчас я остаюсь инвестором в некоторых бизнес-проектах. Но у меня появилось свободное время заниматься творчеством. Акрил – не моё. Для масляной живописи нужна студия. Акварель ничего не требует, быстро разложил материалы и всё. Вот поэтому и выбрал её. И ещё потому, что работы получаются лёгкие, воздушные... Да, вы сами понимаете.
    - Но всё же могло остаться на уровне хобби?

    - Всё началось с того, что показывал свои работы друзьям, родственникам, коллегам. Первые картины просто дарил на дни рождения. Я не искал покупателей. Они сами меня нашли. Постепенно круг стал расширяться, появились первые заказы от знакомых. А после первых продаж автоматически включается бизнес-мышление: раз мои работы покупают, значит, они нравятся, пора выходить на рынок. Начал анализировать ситуацию, во что стоит вкладывать усилия, а что мне не подходит - галереи, выставки, арт-платформы и соцсети.
      - Ты пришел в художественный мир из бизнеса. И у тебя же другой взгляд на вещи? Более практичный и точный, чем у художника.

      - Я крайне разборчив, когда речь идет об участии в различных выставках и конкурсах. Особенно в последнее время. Сначала охотно соглашался. Но когда после пятой выставки у тебя не купили ни одной работы, начинаешь задумываться: «А тебе это надо?» Взнос за участие – 7, 8, 10 тысяч рублей, а результат нулевой. Посчитал затраты и понял, что заниматься этим можно бесконечно. Но цель-то другая - продать работы. Для меня эти выставки – чистый бизнес. Но зарабатывают на нём организаторы. Им неважно, продаешь ты свои работы или нет. Главное – собрать с художников взносы за участие. Но художнику без этого не обойтись. Как еще о себе заявить? Арт-рынок консервативен. В твоем послужном списке обязательно должны быть выставки, в которых ты принимал участие. Получается замкнутый круг. Просто будьте внимательнее!

      В Нью-Йорке другая ситуация и другая публика. Там меня представляет галерея People&Paintings. После каждой выставки были проданные работы. У меня есть печальный опыт участия в одной итальянской выставке во Флоренции. Мои работы там просто исчезли сразу после мероприятия. Целый год кормили завтраками, нашли, отправили... Я потом был там проездом и пытался найти этих галеристов. Так и не смог. Теперь я сам очень аккуратно отношусь к разным заманчивым предложениям из-за рубежа. И всем советую быть осторожными. Слишком много стало таких приглашений. Да ещё деньги за это берут немалые. С незнакомыми людьми дела не имею.
      - И что делать художнику? Нельзя же прятаться дома…

      - Я всегда изучаю список приглашенных художников. Знаю уже многих по соцсетям, с кем-то знаком лично. Всегда внимательно смотрю список участников. Если есть знакомые имена, то скорее всего поеду. Если берут без разбора всех подряд – откажусь. Многие выставки и конкурсы проходят постоянно, каждый год. Кто-то из знакомых обязательно там побывал. Всегда можно спросить, стоит или нет. Надо быть разборчивым и аккуратным. Организаторы знают, что многие начинающие художники хотят себя показать и готовы за это платить. Вот этим и пользуются. На выставках зарабатывают все, кроме художников.
      - А с конкурсами такая же история?

      - Конкурсы – это такая замануха! Ты ещё тешишь себя иллюзиями, что сможешь его выиграть и получить приз. Сейчас всем приходят приглашения и от российских, и от зарубежных организаторов и союзов. Но мы не знаем точно, как они там отбирают работы, кто оценивает, честно или нет… Чаще, конечно, конкурсы не с денежными призами, а с обычными дипломами. Ну, получишь ты диплом, а дальше что?

      Была неделя Италии в Москве. Мне вручили диплом за первое место и пафосно пригласили на выставку в Италию как победителя. Бесплатно. А через некоторое время приходит приглашение, но с напоминанием, что надо заплатить деньги за участие. Я спрашиваю организаторов: «А как же ваше обещание?» Ответили, что передумали. Отправил сразу в спам всю их почту и забыл. Я сам человек слова и работаю только так.
      - Тогда соцсети? Вот где прямой контакт с аудиторией! Даже новый термин появился - «инстаграмный художник».

      - Соцсети дают тебе популярность. Но здесь палка о двух концах. Как правило, какую бы работу ты не выставил, тебя хвалят и лайкают. От этого у кого-то может зажечься звезда во лбу: «Я великий». И это тупик. В соцсетях нет объективной и профессиональной оценки твоих картин. Можно иногда нарваться на «критиков», но часто они неадекватны. Просто поднимают свою самооценку, унижая других.

      У меня есть собственное понимание своего уровня. Знаю, какая моя работа хорошая, а какая – не очень. Я ещё тот самоед и перфекционист. Редко доволен своей работой, поэтому меня трудно захвалить. Но я сам никогда не комментирую чужие работы в соцсетях. Это мой принцип. Давать советы должны профессиональные преподаватели и художники с академическим образованием. Иди к ним, если хочешь узнать о своих ошибках.

      А проще всего сделать так. Возьмите свои работы, которые нарисовали год или два назад. Если старые работы вам не нравятся, видите ошибки, значит есть динамика, и вы на верном пути. А если вас все устраивает, то… Бросайте, ребята, это дело.

      - Соцсети могут сделать тебя популярным. А как это влияет на продажи работ?

      - Покупатели есть. Но не так много, как хотелось бы. Бывает, что выкладываю этапы работы над картиной. И сразу пишут, что хотят купить, просто называйте цену. Как ни странно, это не зависит от уровня работы. Видимо, сюжет картины как-то зацепил человека, это что-то личное. Люди, которые готовые платить хорошие деньги за картины, ходят в галереи, на выставки или покупают онлайн на серьезных арт-площадках.

      Понятно, что любой художник рисует быстрее, чем продает. У любого даже самого раскрученного и популярного есть много непроданных работ в студии, которые ждут своего покупателя.

      - Ты работал с галереями? Удачно?

      - С российскими – нет. Не хотелось ходить на поклон и просить, чтобы твою работу взяли на продажу. Унизительно как-то. Ждал, когда они сами ко мне придут. В принципе, так и получилось.

      Сейчас работаю с Нью-Йоркской галерей. Сегодня американский рынок самый емкий. Большая страна, финансово успешна. Люди могут себе позволить покупать картины. Заметил, что если американцы покупают онлайн, то очень любят бесплатную доставку. Этим отличаются от европейцев. Понятно, что она включена в стоимость. Но все равно американскому покупателю приятно читать «доставка бесплатна». Другое дело, что они в первую очередь купят своего американского художника. Вот такая поддержка отечественного производителя. Во вторую очередь, европейского, а россияне у них в конце списка.

      - Так они смотрят не на работу, а на художника?

      - Это мое личное ощущение. Может, я не прав, но … я так чувствую этот рынок. Мне кажется, если бы я жил в Америке и был не Игорь Дубовой, а Гарри Смит, то было бы проще продавать. При этом для меня американцы – самые активные покупатели. Покупают самые дорогие картины и часто возвращаются за второй и третьей работой.
      - У тебя взгляд художника и бизнесмена. Как ты выбираешь сюжет для картины? То, что тебе хочется нарисовать, или то, что быстрее продать?

      - Пытаюсь совмещать. Как правило, если это интересно мне самому, то скорее всего будет интересно большинству. Конечно, вряд ли буду рисовать живописную помойку с яркими художественными пятнами. Просто нарисовать картину, потратить время, чтобы она никому не была нужна кроме тебя самого? Мне это не понятно. Стараюсь делать работы такие, которые хочется повесить у себя дома.

      Но, если подходить с точки зрения коммерции, надо уходить в абстракцию. Смотрю сейчас и анализирую американские онлайн-площадки. Там 90% работ, которые раскупают – абстракции, кружочки, квадраты… Как будто кисти вытерли об холст. Я бы такие работы любого размера «наваял» за день.

      - Что останавливает?

      - Не моё. Не интересно. Ну, ладно, я наплюю на свои принципы, если придет человек и предложит очень много денег за эти абстракции. Но просто рисовать в надежде, что их кто-то купит, я не готов. Удовольствия никакого.

      - Как бывший директор завода, ты принял решение закрыть предприятие из-за ситуации на рыке. А если оценить твою творческую карьеру? Ты всегда двигался в правильном направлении?

      - Я бы не участвовал в некоторых выставках, на которые потратил время и деньги. Хотя… Ошибки – это тоже опыт. Ты не можешь делать всё и всегда правильно. Это просто жизнь. И, мне кажется, я всё правильно делал. Жалею только, что не получил художественное образование. И опять, не известно, как бы моя жизнь сложилась, если бы я сразу стал художником. А если завтра умирать… тьфу, тьфу, тьфу… мне не о чем жалеть. У меня была интересная жизнь в бизнесе. Прекрасная семья, трое замечательных детей, любимое хобби стало работой… В конце жизни люди больше всего жалеют, что целыми днями были на нелюбимой работе, что мало времени уделяли семье, что мало путешествовали... А мне не о чем жалеть. Я всегда занимался только тем, от чего получал удовольствие. Ну, и деньги…
      WhatsApp: +7-952-167-3802
      E-mail: artfriendsclub@gmail.com